В Госдуме планируют уточнить термин «опасное вождение», чтобы за это нарушение можно было реально наказывать. А столичные власти утверждают, что опасное вождение могут распознавать камеры видеофиксации (и если это правда — грядет очередная дорожная революция). Так или иначе, «игра в шашки» на дороге должна вскоре уйти в прошлое — правда, непонятно, насколько вырастут риски для обычных водителей.

Фото: Геннадий Черкасов

Сейчас термин «опасное вождение», за которое планируют наказывать водителей, сформулирован достаточно многословно. Оно выражается (сейчас будет длинно и скучно!) в «неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия, несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, несоблюдении бокового интервала, резком торможении, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия, препятствовании обгону, если указанные действия повлекли создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба».

Юридически это, впрочем, звучит корректно, предусматривает многочисленные исключения по соображениям безопасности движения. Но как штрафовать за такое нарушение — не слишком понятно (пока у нас на каждый автомобиль не повешен маячок-трекер, отслеживающий скорость и траекторию движения). А санкции за опасное вождение, напомним, из разряда серьезных: пока не принятые, но уже рассматриваемые ГД поправки в КоАП предусматривают штраф в 3000 рублей либо лишение «прав» при рецидиве.

Как заявил в Госдуме замглавы ГИБДД Владимир Кузин, выявлять такие нарушения могут только инспекторы ДПС. Одновременно представители столицы на той же рабочей группе под руководством депутата Ирины Яровой заверили, что опасное вождение можно выявлять имеющимися в городе комплексами автоматической фотовидеофиксации нарушений. Напомним, обновление этих камер в Москве идет постоянно — в частности, в тех местах, где это актуально, анонсировано появление камер-шумомеров, которые должны карать автомотолюбителей за «неуставной» шум.

— Понятно, почему хочется пристегнуть к этой проблеме камеры автофиксации, — пояснил «МК» сотрудник столичного главка ГИБДД. — Наших сотрудников для массового выявления этого нарушения явно не хватит, поэтому в ручном режиме будут только более или менее редкие облавы, и получается — агрессивным водителям не о чем беспокоиться. У нас, по сути, отсутствует патрулирование на дорогах — почти нет экипажей, которые перемещаются по городу и ловят нарушителей, наше патрулирование статично. И значит — все точки, где могут дежурить инспекторы, станут немедленно известно всем автохамам. Выхлоп от новой статьи КоАП будет исчезающе мал.

Однако, полагает собеседник «МК», город при выявлении опасного вождения по камерам рискует столкнуться с валом обжалований: уже сейчас случается, что крупные штрафы за «стоянку в неположенном месте» приходят автомобилистам, которые встали в пробке или затормозили, чтобы избежать аварийной ситуации. Например, дорогу переходит пожилой человек или ребенок — поток останавливается, чтобы пропустить его — «заветные» 10 секунд проходят, и водители попадают под штраф. Опасное вождение с этой точки зрения — еще более неоднозначная ситуация: искусственный интеллект по фотографии (не видео) не сможет отличить экстренное торможение для ухода от аварийной ситуации — от так называемого «учительства», когда лихач «наказывает» медленно едущего соседа по потоку, резко тормозя перед ним. Трудно также отличить, скажем, объезд выбежавшего на дорогу котенка от «шашечек».

— Оспорить в суде ошибочно вынесенный штраф за опасное вождение можно достаточно легко, формулировка ПДД это позволяет, — оценивает юрист Алексей Голубев. — Вот только для этого каждому водителю нужен видеорегистратор, желательно с геопозиционированием. Если своей видеозаписи, подтверждающей правоту, у водителя нет, оспорить штраф, скорее всего, не удастся.

Таким образом, из полезного гаджета регистратор может превратиться в насущную необходимость (раньше этот прибор позволял, прежде всего, определить, кто прав в случае ДТП или перепалки с инспектором). Впрочем, как справедливо заметили участники все того же обсуждения в Госдуме, самые злостные нарушители могут обойти запрет на опасное вождение простейшим образом: повесить на автомобиль подложные, недействительные номера. Пока это физически возможно, полностью убрать лихачей с дорог невозможно. А исключить такое, пожалуй, получится лишь с помощью тех самых маяков-трекеров.

А ведь на носу — система «социального рейтинга» для водителей, когда от поведения на дороге зависит страховой тариф и величина штрафов. Если Россия войдет в эту новую реальность с таким количеством потенциальных «засад» для водителей — пожалуй, проще будет пересесть на общественный транспорт. Или в этом и есть смысл реформы?