Страшная авария на улице Авиаторов, когда под колесами «Мазды» погибли двое маленьких детей, в очередной раз высветила одну из самых больных тем безопасности дорожного движения — качество подготовки в автошколах. 18-летняя Валерия Башкирова, совершившая смертельное ДТП, совсем недавно отучилась и получила права.

Фото: Алексей Меринов

В том, насколько плохо готовят будущих автомобилистов, наш репортер убедилась на личном опыте. Говорить о качественном обучении в автошколах сегодня можно разве что в шутку. Развод на деньги, «деревянный» инструктор и открытое вымогательство взяток — обо всем этом в нашем расследовании.

Ловушки для «чайника»

В одну из московских автошкол я поступила в ноябре 2017 года.

На сайтах автошкол информация как под копирку. Лучшие инструкторы по вождению, сносный ценник, три месяца — и права у вас в кармане.

В договоре на обучение вождению на категорию «В», который я подписала, срок обучения тоже ограничивался тремя месяцами. Цена (за теорию и практику) — 26 тысяч рублей. Услужливый менеджер заверила, что никаких дополнительных поборов не будет. Только необходимо получить медицинскую справку. Но и за ней далеко ходить не надо: медкабинет, по счастливому стечению обстоятельств, расположился за соседней дверью.

Забегая вперед, скажу: в реальности взять в руки права я смогла только через год и отдала горе-инструкторам в три раза больше объявленного мне ценника.

Справка «МК»: В соответствии с примерной программой подготовки водителей средств категории «В», утвержденной приказом Минобрнауки РФ от 18.06.2010 №636 «Об утверждении Примерных программ подготовки водителей транспортных средств различной категории», предусмотрено 106 часов теоретической подготовки и минимум 50 часов на обучение вождению на категорию «В».

Программа Минобрнауки — библия для автошкол. По ней они должны жить, работать и учить. Но не тут-то было. Лазейки, позволяющие обмануть ученика, заложены в самом документе.

Первое, на чем вас в большинстве случаев обведут вокруг пальца, — количество занятий. В моем случае все началось по-божески: 56 часов на практику. Как объяснили в автошколе, они взяли минимум и добавили туда три занятия по контраварийной езде. Вообще, по правилам такое не допускается, обучать приемам высшего пилотажа можно уже «готового» водителя, с правами. Но на потенциального клиента такая новость действует, как манок на утку.

Естественно, я заплатила за все, что мне предложили, чувствуя себя при этом невероятно крутой. А то как же, меня же научат выруливать из заноса, а на дворе как раз зима! Правда, когда дело дошло до урока экстрима, снег уже сошел. Инструктор лениво махнул рукой в сторону ближайшего регулируемого перекрестка.

«Нечего ерундой страдать, так покатаешься!» — зевая, заявил личный гуру автомобильного движения, которого мне буквально силком навязала автошкола, мотивируя отсутствие возможности выбора учителя дефицитом кадров, кризисом в экономике, сбоем в программе и бог знает еще какими отговорками.

Второй подводный камень, выплывший прямо из-под пера чиновников, — документ не уточняет, какие часы следует принимать в расчет: академические или астрономические. Автошколы это трактуют в свою пользу, схлопывая двухчасовое занятие по вождению до масштабов вузовской «пары».

Третья лазейка, позволяющая школе сделать из студента дойную корову, — дополнительные занятия. Раз в правилах говорится о минимуме часов на практику вождения, значит, по факту можно накрутить ученику сколько угодно занятий. Все по закону, не придраться.

Фото: Геннадий Черкасов

И вот этот третий момент — основной. Это краеугольный камень порочной системы, сложившейся в автошкольном бизнесе. Дополнительные занятия надо чем-то обосновать. Зачем они вам? Правильно: потому что вы неумеха. Парковаться не научились, вместо «змейки» у вас «хобот слона», ваша попытка заехать в бокс равносильна потугам слона пройтись по посудной лавке. Именно поэтому вы в 99 случаях из 100 завалите внутренний экзамен.

Я пролетала на нем четыре раза. Каждый эпизод заваленного экзамена влечет за собой необходимость взять еще несколько занятий с инструктором. Сколько? А это решает ваш экзаменатор, он же сотрудник автошколы. Он в этой ситуации — главный распорядитель содержимого вашего кошелька. Мне после каждого фиаско давались талоны (да-да, талоны!) на два дополнительных занятия. Каждое дополнительное занятие стоило по 3000 рублей.

Итого:

курс обучения, который правильно было бы назвать «стартовым пакетом», — 26 000 рублей. 

Дополнительные занятия — (3000 х 2) х 4 = 24 000 рублей.

Медицинская справка — 5000 рублей.

Всего на момент сдачи внутреннего экзамена, без которого по правилам не получить допуск на экзамен в ГИБДД, я потратила 55 тысяч рублей. То есть ценник раздулся от начальных цифр более чем вдвое.

«У меня жена на 20 лет моложе, а сам я неудачник»

Когда отдаешь ребенка в первый класс, знающие люди говорят: выбирай не школу, а учителя. С инструкторами по вождению это работает точно так же. Учить вас будет не заведение, а конкретный человек. Первый инструктор — это как первая любовь. Такое не забывается, и в большинстве случаев от воспоминаний об этом начинает дергаться глаз.

Фото: АГН «Москва»

На первом занятии по вождению на учебной площадке меня встретил инструктор Сергей Геннадьевич — мужчина за 50 с унылыми глазами, богатой биографией, полной личных невзгод и душевных страданий, и острой потребностью выговориться. В качестве покорного слушателя он использовал меня. Оно и понятно, психологи нынче в цене, а я с «подводной лодки», оборудованной коробкой-автоматом с заедающим реверсом, никуда не денусь.

— Ты понимаешь, у меня жена на 20 лет меня моложе, работает в крутой фирме, зарабатывает на себя, на меня, на бенгальского кота, — сетовал на житейские невзгоды инструктор, пока я пыталась понять, где тут съезд с Третьего транспортного кольца. — А я даже план выполнить не могу, ученики все время занятия отменяют. Ой, поворот ты пропустила! Я неудачник…

После таких занятий подошла и моя очередь чувствовать себя неудачницей. Раз за разом меня возвращали с экзамена на учебную площадку. И на ней — вот чудеса-то — параллельная парковка, бокс, разворот в ограниченном пространстве и прочие премудрости получались с первого раза.

Но, как известно, если вам что-то показалось, то вам не показалось. Автодром в автошколе и экзаменационный полигон — это как Земля и Луна.

Учебная площадка сконструирована таким образом, чтобы максимально вас расслабить. Вам на ней должно быть комфортно. Вы уверенный в себе, пусть и начинающий, водитель. И вы, безусловно, талантливы — ведь иначе как вам удается заезжать в бокс с первой попытки как слева, так и справа?

На самом деле автошколы используют очень простой прием: убирают лишние конусы и закладывают на каждое упражнение как можно больше места. То есть на учебной площадке вы физически не выедете за границы участка для разворота в ограниченном пространстве. Ну, разве что решили покататься на самосвале.

На экзаменационном полигоне картинка в корне иная. Там все пестрит конусами настолько, что у вас начинает двоиться в глазах. Это сбивает с толку. К такому жизнь вас не готовила.

Кстати, само пространство куда более скромное, чем на учебных площадках. Это тоже ломает шаблон. Чтобы разобраться, где тут начинается параллельная парковка и начинается бокс, нужно время. А еще желательно — схема или квадрокоптер — сверху посмотреть. Но в запасе у вас есть ровно столько времени, сколько нужно, чтобы дойти до точки старта экзамена, сесть в машину и дрожащим голосом назвать свою фамилию.

«Пока смерть не разлучит нас»

В какой-то момент автошкола начинает напоминать нелюбимую тещу. Единственное желание — забрать документы и уйти в туман, стать одиноким волком и сдавать экзамен в ГИБДД «без ансамбля». Самое интересное, что формально у ученика такая возможность есть. В реальности же взаимоотношения «ученик—автошкола» больше вписываются в модель крепостного права, чем в современные рыночные отношения в сфере образования.

Сдав с пятой попытки внутренний экзамен на площадке и с первого (звезды сошлись, не иначе) — «город», я отреклась от своей автошколы, забрав свидетельство об окончании и медицинскую справку.

— Я хочу записаться на экзамен, все документы и госпошлина с собой, — с надеждой на скорый финал этой эпопеи, растянувшейся на 7 месяцев вместо трех обещанных, обратилась я к сотруднице экзаменационного отдела ГИБДД в службе одного окна.

— Вы от какой автошколы? — равнодушно поинтересовалась дама, не отрывая взгляда от экрана смартфона.

— Я индивидуально. От автошколы открепилась.

Эта новость определенно сделала день сотрудницы ГИБДД. На меня посмотрели так, будто я только что заявила: всем стоять, это ограбление. И она, и ее шеф, к которому я отправилась разбираться, заявили мне, что сдать экзамен без прикрепления к автошколе я не смогу.

Фото: Геннадий Черкасов

В этом плане система выстроена очень интересно: по словам гаишных экзаменаторов, своего автопарка с АКПП (училась я на «автомате») у них нет. Сдают экзамены кандидаты в водители исключительно на машинах инструкторов.

— Вам надо найти теперь себе автошколу, договориться, чтоб они вас внесли в свои списки, и в списке идти к нам сдавать, — сказала сотрудница ГИБДД.

Схема, которую мне обрисовали, не сулила ничего хорошего. Идти в свою автошколу не хотелось, поэтому я начала поиски той, что примет меня балластом на борт. Разумеется, желающих не было. Пришлось вернуться в альма-матер. Но и там меня снова ждал сюрприз.

— Придется доплатить за прикрепление 10 тысяч рублей, — безапелляционным тоном отозвались на том конце провода, когда я позвонила.

Первую попытку сдать площадку в группе от автошколы я провалила. Потом вторую, потом третью… Когда терпение иссякло, попросила у своего менеджера дать мне инструктора на пару занятий: подтянуть матчасть и убрать страхи, которых к тому моменту накопилось уже на несколько полноценных сеансов у психотерапевта. Одно такое специальное занятие для подготовки к экзамену в ГИБДД стоит 4500 рублей. Я взяла три занятия.

Итого на момент успешно сданной с четвертой попытки площадки:

55 тысяч рублей — на обучение, медсправку и дополнительные занятия к внутреннему экзамену.

10 тысяч рублей — обратное прикрепление к автошколе.

4500х3=13 500 рублей.

Всего 78 500 рублей. Напомню, изначальный ценник составлял 26 000 рублей.

Апофеоз случился за пару дней до главного часа икс — экзамена в городе. Мне позвонили из автошколы и предложили оформить у них «пакет премиум» за 25 тысяч рублей.

На вопрос, что это и зачем нужно, мне ответили настолько прямо и откровенно, что подумалось: наверное, статью 291 УК РФ («Дача взятки») отменили, а я и не заметила. 25 тысяч рублей предназначались экзаменатору в ГИБДД, чтобы он не придирался, а где-то при необходимости и помог. Не буду цитировать мой ответ — нецензурная брань в СМИ запрещена.

Не желая раз за разом заваливать еще и «город», я наняла частного инструктора через один из популярных порталов. За два часовых (полноценных, по 60 минут) занятия учитель Виталий закрыл все дыры в моих водительских навыках и научил чувствовать себя за рулем совершенно спокойно. Своему новому герою-инструктору я отдала 5000 рублей. Общий чек составил 83 тысячи 500 рублей. «Город» я сдала с первого раза. Права оказались у меня в руках в ноябре 2018 года. Обучение и сдача экзаменов заняли год.

«Подковы новые, лошадь старая»

С момента, когда моя эпопея с автошколой закончилась, прошло два с половиной года. За это время МВД успело полностью реформировать систему подготовки водителей и формат экзаменов. Больше нет площадки, теперь все маневры выполняются в режиме реального города. Казалось бы, риски при такой системе просто колоссальны. Ну, собьете вы конус — невелика потеря. А царапнете чужой «Порш Кайен» — кто платить будет? По закону ответственность будет распределяться между учеником и автошколой.

По логике вот он — главный фактор поднять качество обучения. Но нет, логике система подготовки в автошколах не поддается по сей день. Как это работает сегодня, убедилась моя коллега, журналист Елена. Сейчас она пытается сдать на права в условиях «новой нормальности». Сдает честно, без взяток и каких-либо договоренностей.

— Свой опыт общения с автошколой я оцениваю как крайне отрицательный и никому такого не пожелаю. Прекрасно понимаю, что это просто система, которая приводит к таким авариям, которая произошла на улице Авиаторов, — говорит Елена. — Люди чувствуют вседозволенность уже на этапе получения прав. Зная, что ты можешь купить удостоверение, вообще не напрягаясь, за 25 тысяч рублей, будущие водители не чувствуют никакой ответственности на дорогах. Они видят, как инспектор ГИБДД, получив деньги, всячески помогает тебе сдать «город», даже если видит, что ты полный профан.

Как рассказывает Елена, к выбору автошколы она подошла с «холодной головой». Не гонялась за дешевизной, почитала отзывы и пошла в солидную на вид автошколу в центре Москвы.

— С отзывами все очень интересно. Положительные мнения пишут сами сотрудники и даже не стремятся это скрыть. Наш преподаватель по теории под своим аккаунтом, со своей фотографией написал отзыв: «Классная автошкола, всем советую».

При этом в реальности преподаватели работали с учениками спустя рукава.

— Инструктор практически никогда не начинает занятие в срок, — сетует Елена. — У меня занятия по утрам. Я прихожу к девяти утра. Урок должен длиться полтора часа, по факту час, максимум час с четвертью. Инструктор выходит из автошколы с кофе, закуривает, садится в курилку и ближайшие 10–15 минут ведет разговоры за жизнь.

Потом вы идете в машину, еще 5–10 минут настраиваетесь. А за 10–15 минут до окончания урока опять подруливаете к автошколе на автодром, и инструктор начинает рассказывать вам «очень ценную информацию». При этом он не говорит даже таких банальных вещей — например, что если ты заглох на экзамене, то обязательно должен включать аварийку. Если этого не сделать, дают 3 штрафных балла из 4 возможных. А если включил — всего один балл.

Предлагали Елене и банально купить права за те же 25 тысяч рублей — ценник, похоже, стабилен и не зависит от курса валют и кризисов. Девушка платить отказалась и стала сдавать сама. Скоро будет ее шестая попытка сдать экзамен в городе.

— Я общалась со многими инструкторами. Вывод можно сделать один: автошколы делают все, чтобы не научить. Чтобы ученики обнаружили только на экзамене, что водить они не умеют, но получить права хотят, поэтому кандидаты — кто-то сам, кто-то под давлением инструктора — несут взятки.

Я спросила своего преподавателя, сколько из этих 25 тысяч он оставляет себе. Он откровенно сказал, что берет всего три тысячи. Какой-то процент берет себе автошкола, а остальное переправляет в ГИБДД.

Экзаменаторы с такими кандидатами в водители вынуждены осторожничать. Машина оборудована камерами изнутри, поэтому создается полная иллюзия честного экзамена. Ученик действительно садится в машину и едет по всему маршруту. Но инспектор молча подсказывает ученику.

Дергать на себя руль, конечно, нельзя — на видео попадет. Но можно незаметно положить ладонь на колено и пальцами делать нужные знаки: стой, тормози, правее, левее. Единственный сценарий, при котором проплаченного ученика отправят на пересдачу, — если он создал аварийную ситуацию.

Зато честные кандидаты в водители вызывают у инспекторов ГИБДД острую неприязнь.

— Я занималась вождением в городе со своим частным инструктором, действительно классным. У меня на тот момент была уже пятая пересдача. Он сказал мне: не ходи, ты еще не готова. Но я все равно пошла, потому что истекал срок действия оценки по теории (по правилам, если за полгода соискатель не сдал вождение, теорию придется пересдавать заново). Так вот, инспектор, который принимал у меня экзамен, даже не потрудился скрыть своего раздражения тем, что я честно пытаюсь сдать сама.

«Профанация и прокрастинация»

«У автошкол нет цели научить будущего водителя», — уверен президент Российского автомобильного союза, член Общественного совета при МВД Антон Шапарин.

— Система находится в плачевном состоянии. В стране выстроена модель, в которой денежные потоки направляются в автошколу, а потом в ГИБДД. Никуда не делась и коррупция, — говорит Шапарин.

Порочная система, как объяснил эксперт, сложилась из двух факторов: профанации в обучении и дешевых доступных медицинских справок. В итоге ни о каком отсеве даже говорить не приходится.

— Вопрос медицинского допуска к экзаменам оставляет желать лучшего, — согласен председатель московского регионального союза автошкол Лев Бурыкин. — Сейчас справку можно получить прямо в помещении автошколы. Нужно сделать так, чтобы их выдавала поликлиника по месту жительства, где собран весь анамнез о человеке.

Шапарин уверен, что необходимо также ввести ответственность автошкол за результат своего труда. Если в течение года или двух выпускник попадет в серьезное ДТП, как в случае с Валерией Башкировой, убившей двоих детей, это должно стать основанием для внеплановых проверок школы и лишения ее лицензии.

Справка «МК»: По данным ГИБДД, анализ аварийности с участием водителей, имеющих стаж управления транспортными средствами менее двух лет, свидетельствует о росте всех основных показателей аварийности по их вине на фоне снижения качества подготовки кандидатов в водители.

С 2016 по 2019 год наблюдалось снижение ДТП по вине водителей со стажем менее двух лет. Однако в 2020 году в сравнении с 2019–м наблюдается рост таких ДТП на 18,8%, рост числа погибших на 800% (с 1 до 9), числа раненых на 94,7% (с 19 до 37). Тяжесть последствий увеличилась на 14,6% (с 5 до 19,6).

— Сейчас все работает по принципу ритуала и галочки. Реально вас научит кто-то другой, но не инструктор автошколы. Все реформы, которые прошли за последние годы, в реальности не принесли ничего хорошего. Последние изменения и вовсе развязали автошколам руки, — уверен Шапарин.

Главная претензия у экспертов — к новой системе подготовки и экзаменов. Экзамен — это сильнейший стресс. На площадке кандидаты в водители чувствовали себя более уверенно. Первый этап практического экзамена был своего рода бета-тестом в максимально комфортных и безопасных условиях закрытого полигона, оборудованного схемой из конусов.

Теперь же, когда весь экзамен на права переведен в режим реального города, вчерашние ученики автошкол теряются еще сильнее. Это прямая дорога к пересдачам для упорных и взяткам — для всех остальных.

— Новая система экзаменов — это все равно что учить человека плавать не в бассейне, а в Тихом океане, — говорит Антон Шапарин. — Может, один из 99 и выплывает. Главный вопрос — как это исправить. Нужно менять всю систему в корне. Как говорится, не койки местами переставлять, а контингент менять.

А мы от себя добавим: пока чиновники не разобьют прекрасный союз инструкторов автошкол и инспекторов ГИБДД и не позволят страждущим сдавать экзамен без посредников, от поборов никуда не деться. Слишком лакомый кусок.